Уникальные предметы в экспозиции     6+

 

 

Фарфоровый иконостас русского короля фарфора М. С. Кузнецова  

На рубеже XIX-XX веков в храмах стали возводить фаянсовые иконостасы. Их массовое производство и сбыт наладило «Товарищество производства фарфоровых, фаянсовых и майоликовых изделий М.С. Кузнецова».

Род Кузнецовых старый, старообрядческий, который сумел за несколько поколений, начав от нуля, занять исключительное положение в фарфоровом производстве в России.

Разработку проектов иконостасов и их деталей Товарищество М. С. Кузнецова поручало ведущим художникам Москвы. Недаром в 1900 году на Всемирной выставке в Париже один из представленных иконостасов удостоился награды «Гран-При-де-Франс». Иконостас был создан совместными усилиями художника С. В. Краснощекова, скульптора Н. В. Аненского и точильщика С. И. Иванова. Роспись по позолоченной цинковой доске была исполнена иконописцем Пашковым из Москвы. Каждый цвет на иконостасе обжигался при специальной температуре, а некоторые его части помещались в печь по нескольку раз. В том же 1900 году это замечательное произведение, расписанное эмалью и майоликой, было куплено для православной церкви в городе Марианске-Лазне, близ Карловых Вар в Чехии. Этот иконостас сохранился поныне и привлекает большое количество туристов.

При изготовлении деталей иконостаса использовалась современная для того времени технология и оборудование. Свидетельством тому служит факт приобретения в 1898 г. у Товарищества Винцер Кильн патента на изготовление и установку муфельных печей, которые были изобретены немецким живописцем И. Фюрбингером. В определенной мере это способствовало изготовлению уникальных фаянсово-эмалевых иконостасов. Муфельная печь предназначена для равномерного нагревания веществ до разных температур. Присутствующий в ней муфель защищает нагреваемый предмет от прямого воздействия продуктов горения.

Фрагмент в виде вазона, представленный в экспозиции, подарен музею директором детского дома Мишкичёвой Ларисой.

В старообрядческом журнале «Церковь» в статье «Новость в церковно-иконостасном строительстве» о свойствах и качествах фаянсового иконостаса написано так: «Иконостасы, киоты и подсвечники фаянсовые отличаются прочностью, красотой и изяществом, и так как они, будучи глазурованными, раскрашенными и позолоченными, обжигаются при очень высокой температуре, поэтому прочность красок и золота допускает держать их всегда в безусловной чистоте и опрятности. Пыль и копоть стираются с фаянсовых изделий бесследно». Фаянсово-эмалевые (керамические) иконостасы являются конкурентами деревянным и мраморным иконостасам. Деревянные иконостасы рассыхаются, вследствие чего резьба отваливается. А золото тускнеет, и поэтому требует скорого и дорогого ремонта и новой позолоты. Мраморные иконостасы тяжелые и не так красивы без резного рельефа, который слишком дорогостоящ в изготовлении. Если фаянсовый иконостас стоит при первоначальном устройстве, против иконостаса деревянного, несколько дороже, то в последствии он, не требуя ремонта, обойдется несравненно дешевле деревянного».


 

Фрагменты золотоордынских мавзолеев

Крупнейшим золотоордынским городом Северного Кавказа являлся Маджар, располагавшийся на берегу р. Кумы, в том месте, где в нее впадает приток Буйвола. Площадь городища достигает 8 кв. км.  

Серия золотоордынских мавзолеев обнаружена в Пятигорье, в районе г. Ессентуки. Два из них опубликованы Э.В. Ртвеладзе. Мавзолей 1 находился на правом берегу реки Подкумок, между железнодорожными станциями Скачки и Золотушка. Он представлял собой прямоугольное в плане здание размерами 7,7 х 5,7 м, ориентированное строго по оси север-юг. Сохранился фундамент и часть цоколя стен из обработанных плит мергеля и известняка на глиняном растворе. Толщина стен – 0,9 м. С южной стороны мавзолея находился портал, пилоны которого являлись продолжением восточной и западной стен. Длина пилонов портала 2,0 м, расстояние между ними – 3,9 м. Помещение мавзолея квадратное в плане размерами 3,9 х 3,97 м, в южной стене его сделан проем шириной около 1 м. Стены мавзолея сложены из кирпичей размерами 23,5–24 х 23,5–24 х 4–5 см, пол был глинобитным. Вокруг постройки найдены поливные бирюзовые кирпичи и майоликовые кирпичи с выпуклым растительным орнаментом. На левом берегу р. Подкумок, недалеко от станции Белый Уголь находился мавзолей 2. Он представлял собой почти квадратное в плане однокомнатное здание с портальной частью. Общая длина по наружному обмеру вместе с порталом 7,1 м, ширина – 5,5 м. Стены, сложенные из квадратного жженого кирпича 24 х 24 х 5 см на известковом растворе имели толщину 0,78–0,84 см. Они стояли на фундаменте из мергеля и известняка. С южной стороны здания находился портал, который был сужен относительно общего объема. Устои портала имели длину 1,95 м. С внутренней стороны в них имелись небольшие ниши. Входной проем шириной 1 м в южной стене вел в помещение мавзолея, которое имело почти квадратную форму (3,9 х 3,52 м).  Посредине восточной, северной и западной стен были сделаны ниши глубиной 37 см и шириной от 0,8 до 1,5 м. На стенах внутри мавзолея сохранились следы белой штукатурки, пол был вымощен жженым кирпичом на известковом растворе. Декор составляли поливные бирюзовые кирпичи брусковидной формы.

Остатки еще шести мавзолеев, расположенных между станциями Ессентуки и Белый Уголь на правом берегу р. Подкумок были исследованы Т.Б. Палимпсестовой и А.П. Руничем. Мавзолеи стояли в ряд  по линии запад-восток на гребне небольшой возвышенности. Стены трех мавзолеев были полностью разобраны, и планировка их не прослеживалась, удалось снять план только трех других зданий. Здание мавзолея 3 имело форму прямоугольника, ориентированного длинной стороной по линии СВ-ЮЗ. Размеры его 7,9-7,95 х 5,75-5,86 м. Цоколь стен сложен из плит мергеля и облицован с внутренней и наружной сторон обожженными кирпичами (21 х 21 х 5 см). Внешние углы здания оформлены трехчетвертными башенками диаметром 0,87 м. Внутреннее пространство разделено поперечной стеной на прямоугольный тамбур (3,95 х 1,25 м) и квадратное помещение усыпальницы (3,95 х 3,95 м). Внутри находилось одно погребение. В развале стен постройки были найдены многочисленные фрагменты декора в виде поливных кирпичей бирюзового цвета различных размеров и форм для облицовки плоскостей стен, углов, башенок и купола, а также элементы мозаичных панно бирюзового, синего и белого цветов, составлявших геометрические и растительные орнаменты.

Мавзолей 5 представлял собой небольшое квадратное в плане здание с узким слегка (на 66 см) выступающим порталом. От его стен сохранился цоколь толщиной 0,62-0,75 м, сложенный из плит мергеля. Входной проем в южной стене вел в помещение размерами 2,65 х 2,70 м. Пол  был вымощен обожженным кирпичом размерами 21 х 21 х 5 см. Декор здания составляли бирюзовые кирпичи. Здание мавзолея 8 имело  форму десятигранника. Расстояние между противоположными углами его составляло 6,3 м. Фундамент стен толщиной 0,9 м сложен из плит мергеля. Вход находился с южной стороны и имел ширину проема 1,15 м, портал не прослеживался. Стены здания были декорированы поливными кирпичами бирюзового цвета. 


 

Мебельный гарнитур  

Мебельный гарнитур, конца XVII - начала XVIII веков, работы французских мастеров. Он был привезен в Ессентуки директором курортов Кавказских Минеральных вод С.А. Мамушиным в 1922 году для первых советских здравниц из национализированного фонда, который находился в Москве и куда после революции были свезены предметы мебели из различных старинных усадеб. Мебель сделана без единого гвоздя, украшена инкрустацией из слоновой кости. В это же время в Ессентуки попало и зеркало в раме 80-х годов XIX века.

  В 1956 году эти предметы мебели были переданы в музей из санатория 5. Ныне санаторий Павлова.

 


Ствол пушки

Ствол 45 мм пушки был вырублен в 60-е годы изо льда перевала Донгуз Орун  на высоте 3180 метров. Здесь осенью 42 года воины горно-стрелковой дивизии отразили попытку гитлеровцев проникнуть в Закавказье.   

Пять месяцев шли тяжёлые кровопролитные бои. Бойцы и командиры стояли насмерть, проявляя чудеса храбрости и героизм. Бои продолжались до апреля 1943 года, и завершилась полным освобождением Северного Кавказа.      Огненными дорогами ВОВ прошли 320.000 ставропольцев, 214.000 из них награждены боевыми медалями и орденами, а 129 солдат, офицеров и генералов стали Героями советского

союза.

 


 

Фрагмент памятника "Воин-освободитель"

Мемориальная аллея в Трептов-парке приводит к белому постаменту, на котором стоит фигура солдата с опущенным мечом в правой руке, прижимающего к себе маленькую кудрявую девочку. Весь мир знает название этого памятника — «Воин-освободитель». Мужественное спокойное лицо, открытый взгляд, измятая гимнастерка с орденами, обломки разбитой свастики под ногами, спасенный ребенок — символы великой победы над фашизмом, избавления Германии и всей планеты от черной смерти под пятой нацизма.

Изначально предполагалось, что на этом месте должна быть статуя Сталина с земным шаром в руках, но генералиссимус выбрал для реализации другой эскиз знаменитого советского скульптора Е. В. Вучетича. Единственное изменение — вместо автомата у воина в руке тяжелый меч, разрубающий свастику. Рассказывают, что монумент отображает реальный случай спасения солдатом немецкой девочки. Называют даже его имя, и не одно. Вполне вероятно, что во время штурма Берлина произошло несколько подобных эпизодов. Известны фамилии и тех, кто позировал Вучетичу, один из них не раз стоял в карауле у памятника. Девочка вылеплена с маленькой дочки генерала Котикова, военного коменданта Берлина.

Особый статус памятника и мемориального комплекса в Трептов-парке, а также других воинских захоронений, закреплен в договоре между Германией и державами-победительницами. Согласно этому документу, Воину-освободителю гарантируется вечная целость и сохранность, правительство страны обязано финансировать его содержание.

Георгий Максимовичч Шубников в годы ВОВ  занимал различные командные должности, прошел путь до Берлина в составе управления оборонительного строительства. С 46 по 49 года Шубников был начальником управления военно-полевого строительства. Часть, которой командовал Шубников, восстанавливала мосты через канал в Берлине, строила ряд административных и культурных зданий, памятники погибшим советским воинам в Берлине, в том числе и знаменитый памятник Воину - освободителю в Трептов-парке по проекту скульптора Вучетича. У нас представлен макет этого памятника.  В марте 55 года Шубников был назначен начальником строительства Байконура. Благодаря организаторскому таланту и профессионализму он с честью справился с порученным ему делом.

Дата последнего обновления страницы 13.10.2019
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»